Александр Бардин

          bardin_52 Родился я в селе Чукалы Краснослободского района республики Мордовия 30 июня 1983 года. Где-то чуть больше, чем за год до поступления в музыкальное училище, я нашел баян в глубоком шкафу сельского ДК и, практически сам, научился играть. Помогли мне два человека.

Это преподаватель урока музыки Шляпникова Т.А. и мой друг детства Чепайкин Коля, который в то время учился в музыкальной школе. А мне в музыкальную школу идти было уже ну совсем поздно (мне было уже 12!),поэтому пришлось атаковать сразу училище (г.Саранск, муз. училище имени Л.П.Кирюкова, отделение Народных инструментов по классу баяна. Пед. Тришкин С.Н.).Больших трудов стоило уговорить директора  допустить меня к экзаменам, тот сдался, но сказал: «Просто за красивые глазки НЕ ВОЗЬМЕМ!» Спел я им на вступительном частушки… Громко и весело! В итоге за красивые глазки и взяли. Учился честно. Но терпеть не мог учить заданную программу. Играл неплохо, с огоньком, но только то, что хотел и как хотел, а не так, как просили. Параллельно участвовал в команде КВН и даже какое-то время был капитаном. Но стенами училища себя не ограничивал и по стечению некоторых обстоятельств оказался в первом составе музыкального проекта «Столица» (который существует и по сей день). Теперь они звезды не только Саранска, но и всей Мордовии (бессменный Рук. Вячеслав Игонькин). С «профессиональным баяном» после окончания муз.училища я решил «завязать» и поступил на «народный хор» в РАМ имени Гнесиных (факультет ДНХ). Поступил тоже весело. Несмотря на то, что являюсь «чистокровным» мордвином, мордовским языком владею не ахти, так как родился и вырос в русском селе. Перед вступительными экзаменами в Гнесинку меня предупредили,что было бы неплохо спеть что-нибудь на национальном языке: «Это очень приветствуется!». Я понимал, что шансов поступить у меня мало (училище-то я заканчивал по классу баяна, а поступал на хоровое отделение), поэтому решил использовать все возможные «средства художественной выразительности». К сожалению, среди абитуриентов не было мордвы…я сел на подоконник и стал, как пазлы, выкладывать в рифму набор мордовских слов (мелодию придумывал уже перед комиссией)) О чем была песня, не знал даже я… Зато во время исполнения я представлял мордовские леса, поля и луга, и как там здорово, и как я счастлив, что когда-то бегал по этим полям, а теперь стою практически в центре Москвы и пою… Увидев завороженные глаза членов комиссии, я спел еще один куплет. Нагло пользуясь тем, что они не знают языка, спел те же слова, но уже с притопами да с прихлопами… В общем, закончилось все низким поклоном и «жирной десяточкой» председателя комиссии, которая и открыла мне двери в Российскую Академии музыки имени Гнесиных! Наверно, у каждого студента есть своя «вступительная байка»?!) В Гнесинке я встретился с ребятами, с Вовкой Макаровым и Саней Лихацким… Далее данные наших биографий очень похожи, т.к. мы все время рядом.